Поиск по:
Найдено:
Начните вводить буквы (минимум 3 буквы) в строку поиска ...
Работа с архетипами

Работа с архетипами

Ноябрь 11, 2021
423
3

Работа с архетипами.

А – психолог, И – клиентка.

А: Настраиваемся. Тебе нужна моя помощь или ты сама?

И: Сама-сама.

А: Хорошо, как будешь готова, скажи.

И: Да, Анжела, давай, я готова.

А: Ага. Послушай или услышь голос твоего внутреннего ребенка.

И: Угу.

А: Посмотри, почувствуй, где ты его видишь, как ты его чувствуешь.

И: Как будто бы он в поле вокруг меня бегает. Резвиться, радуется.

А: Девочка? Мальчик?

И: Девочка. А вообще, без разницы, у меня такое ощущение. Он то в мальчика превращается, то в девочку.

А: То есть он такой текучий? Или пола нет?

И: А, ну, знаешь, как две энергии. То энергия мужская проявляется, то женская. Это для меня так понятнее. А вообще, мы можем проявляться и по женскому типу, и по мужскому. То есть мы сами выбираем, какую энергию проявить.

А: То есть он может быть тем, кем захочет. Или тем, кем назначишь его ты.

И: Да. И границы нашего тела ничего не значат. То есть, ты даже в женском теле можешь проявлять мужчину и наоборот.

А: Угу. Вот ты в поле бегаешь, резвишься, радуешься, и что тебе хочется делать еще?

И: Ну вот творить хочется разное. Ему все интересно. Он такой любопытный, любознательный… Она…он. Ну, ребенок, я буду от лица ребенка говорить. У него интерес, увидеть, как все утроено. К знаниям большое любопытство. Он восхищается ремеслами разными, тем, что руками сделано. У него к механистическому такое отвращение. А вот именно руками, с энергией, с душой, - у него прямо восхищение.

А: А вот отвращение, ты говоришь. Как ты это чувствуешь? Отвращение ко всему механистическому.

И: Ну, у него , знаешь, какое-то…ммм…страх даже. Вот эти вот машины…вот это вот все…Соцсети, все… компьютеризация, вот это вот все как будто бы душу…не то что забирает, а закрывает. Как будто бы усыпляет. Вот. Усыпляет душу.

А: Угу. За этим есть какая-то травма?

И: угу. Да.

А: В этом воплощении или по роду?

И: М…Ну такое…по жизням, по воплощениям.

А: По воплощениям. Сколько поколений назад нужно пройти назад, чтобы увидеть того, кто первый намагнитил эту травму?

И: Много. Там целые цивилизации.

А: Сколько цивилизаций нужно пройти, чтобы увидеть человека, кто первый записал эту травму?

И: Три.

А: Три цивилизации?

И: Ну, какая-то третья цивилизация. Я не знаю.

А: Давай перенесемся туда и посмотрим на твои ноги. Что у тебя там есть?

И: Ага. У меня не ноги, а какие-то железки. Ох. У меня такой страх! Я смотрю на свои ноги, и у меня вместо ног  - железо.

А: Это твои настоящие ноги, или это протезы?

И: Это как будто бы протезы, да. Вот, действительно, как будто я после какого-то вмешательства, хирургического или какого- то. Просыпаюсь, смотрю на свои ноги  и у меня паника. Я, кстати, здесь ребенок. И сейчас, знаешь, все тело сейчас охватила какое-то…сжатие, смятение. Ой, такое буйство эмоций! И бежать, и драться! Прямо все сразу.

А: Угу.

И: В мыслях: «Это не я, это не мое, уберите это».

А: Угу

И: В теле – сжатие, и бежать, и драться, - все сразу. А эмоции – какой-то вот ступор в эмоциях. Замешательство.

А: вот эти инстинкты – сжаться, бежать, драться – как эти инстинкты позволяли тебе чувствовать себя в безопасности? Когда ты сжимаешься, то в чем безопасность?

И: Ну я понимаю сейчас…

А: Не понимай, почувствуй. Когда тело сжимается, то почему это безопасно? Как это тебя охраняет?

И: Когда ты сжимаешься, ты как камень становишься. А когда ты как камень, мышцы каменеют, и как бы тебя не пробить.

А: Когда ты бежишь, в чем безопасность?

И: Когда я бегу – я бегу навстречу чему-то светлому. От чего-то темного к чему-то светлому.

А: Бегу от темного к светлому.

И: Ну от боли, преследования. Не важно, что это.

А: Я поняла, да, не важно. И когда ты хочешь драться, в чем там безопасность?

И: Отстоять себя, то есть, проявить свою силу.

А: Проявить силу. Давай посмотрим, вот если не быть как камень, то в чем настоящая безопасность?

И: Ну, это конечно же в расслаблении, потому что… Это как дома быть. То есть дома ты ничего не боишься, дома ты расслаблен. А когда на улицу выходишь – ты надеваешь роль, маску. Вот эти сжатия какие-то… Потому что надо соответствовать чему-то, кому-то. А дома ты можешь быть самим собой. Ты расслаблен, особенно, когда ты один дома. Потому что дома, когда мы с кем-то, то какие-то маски надеваем. Я очень люблю это состояние, когда ты один дома.

А: То есть, один равно безопасность?

Молчит.

А: Ок, вернемся потом.  Посмотри внимательно на то, как энергии текут вовремя сжатия и во время расслабления. И признай чувство истинной безопасности. Я могу проговорить с тобой, если хочешь.

И: Я признаю …мы сейчас про сжатие или про все вместе?

А: Да, про сжатие. Будем все отдельно.

И: Я признаю инстинкт сжиматься, и то, что он помогал мне находиться в безопасности. И признаю разницу между  этим инстинктом и истинной безопасностью. Истинная безопасность в расслаблении, когда энергии текут, когда тебе нечего бояться, ты доверяешь. Доверие это. Доверие.

А: Доверие пространству, которое тебя окружает. Ты сказала, как дома. Да?

И: Доверие, да.

А: Давай посмотрим на инстинкт Бежать. Бежать – это значит бежать от чего-то темного к светлому. И это погружало тебя в безопасность. Посмотри, пожалуйста, на истинную безопасность, в чем она? Если не бежать, то что?

И: Вот я сейчас остановилась. Если не бежать, то это   - обрести свою силу. А темное – это не плохое, это познание, раскрытие в себе нового. И вот прямо сейчас меня темнота накрыла , и я стою, и понимаю, что она в принципе безопасна. Когда ты не бежишь, ты уверен в себе. Это про силу внутреннюю.

А: Угу.

И: Из этого состояния ровного ты можешь пойти как в изучение тьмы, так и пойти в свет. То есть, у тебя есть выбор. Вот! Когда ты не бежишь, у тебя есть выбор!

А: Не бежишь = выбор. Ага. Давай признаем, в этом состоянии в чем истинная безопасность?

И: что вот, у тебя ровное состояние. Я признаю разницу между инстинктом бежать и истинной безопасностью. Истинная безопасность – это ровное состояние и из этого состояния ты видишь много возможностей.

А: И можешь с ними знакомиться. Открытое сознание.

И: Да. Потому что когда ты бежишь, ты не видишь спиной. А когда ты в ровном состоянии, ты можешь как бы …всем собой смотреть.

А: Круто! И инстинкт драться давай признаем. Он заставлял тебя отстаивать и проявлять свою силу. А как можно по- другому?

И: Да, я признаю инстинкт драться и то, что он помогал мне быть в безопасности. И признаю разницу между инстинктом и истинной безопасностью. Итак, истинная безопасность…ох. Я сейчас этому очень учусь. Именно не через агрессию что-то доказать в споре, а через любовь. Ты в состоянии любви можешь по-другому донести информацию до человека. Не через насилие, не через…У меня есть это, что-то сильно кому-то доказать. Интонационно осталось больше. Я сама себя ловлю на этом. А люди считывают эту интонацию, и думают, что я напираю.

А: Да, да, помнишь, со мной такое было? Я говорила, что не буду делать, потому что ты заставляешь?

И: Да-да. И интонационно я ловлю себя. И сейчас учусь делать из состояния любви.

А: А как это?

И: Любовь – это расслабленность.

А: Так, расслабленность, а еще?

И: Любовь – это состояние доверия, когда все идет так, как надо. Даже если ты чего-то не знаешь. Вот у меня начинается напор, когда я начинаю думать, что я сейчас не справлюсь, не помогу человеку, а мне так хочется помочь.

А: А почему тебе хочется помочь?

И: Ну это про важность. Мне хочется быть важной, быть замеченной.

А: А если это убрать? Там есть какая- то потребность?

И: Я уже пыталась с этой важностью бороться. Уже сколько сессий прохожу, но все хочется, чтоб меня заметили. Ну а когда меня замечают, я это обесцениваю. Бред какой-то происходит.

А: Давай туда немножко нырнем. Вот «Чтоб заметили», - что за этим? Вот тебя заметили. Что ты испытываешь? Это про любовь? Про что?

И: Ну это нужность, понимаешь? Что ты не бесцельно… Что ты как бы существуешь, что ты приносишь мир этому миру. Что  через тебя как бы проходит любовь, и ты даешь это миру. И когда ты даешь, помогаешь, как будто бы ты становишься проточным и эту любовь пытаешься донести. Но у меня это всегда не получается. Как мне кажется.

А: Пропускать через себя зачем? Какая в этом цель? Любовь может проходить сама по себе, без чьего-либо участия. Ты себя туда помешаешь для чего? Не для того, чтобы насытиться любовью?

Молчит.

И: Ну, наверное, скорее всего да. Тут скорее всего такое…За благом кроется вторичная выгода. Мне не хватает любви. И когда помогаю другому…Вот, точно, когда помогаю другому, я восполняю собственную любовь в себе, скажем так.

А: Угу. Так тебе удобно действовать? Может быть, какой-то другой способ есть?

И: Тут у меня эго, ум то есть. Когда включается ум, он это блокирует. И включается инстинкт драться. А когда я расслаблена, как дома, знаешь, когда я сижу, разговариваю с друзьями, с близкими, у меня там нет цели помочь человеку. И у меня тогда автоматом происходит. Но когда от ума цель – помочь человеку, у меня начинаются какие-то…затыки.

А: Ну смотри, мы нашли, что …

И: Как будто бы мой ум – это камень на пути этой проточности. На пути энергии. И ум, как камень, он все время мешает, когда включается. И как его отключить, я не знаю.

А: А зачем его отключать? Я предлагаю другой способ найти.

И: Давай.

А: Мы нашли, что у тебя есть потребность в любви, и ты ее получаешь, отдавая любовь другим людям, и пропуская любовь через себя. То есть, вот эта потребность быть значимой, видимой и любимой у тебя работает таким образом – ты берешь вселенскую любовь, пропускаешь через себя, чтобы тебя увидели, увидели,  как ты пропускаешь эту любовь.  И, еще, может быть, ждешь, чтобы тебе тоже возвращали любовь. Понимаешь?

И: Ну да, получается, что я беру под благим намерением помочь другим, а…Ну вот для меня любовь – помощь другим. Когда я не помогаю, у меня любви нету.

А: Ну это способ наполниться любовью. Но наполниться можно по-разному. Смотри, ты выбрала такой способ, вот, например, человек хочет пить, оно обращается к тебе. И ты вместо того, чтобы эту воду ему налить или показать, где она есть, из себя эту воду извергаешь, взяв где-то из источника. Вот так я это вижу. А можно по-другому.

И: Ну теперь да, знаешь, такое…всплывают ситуации, где я сильно стараюсь помочь человеку, папе своему. И я как будто бы через любовь хочу себя насытить, чтобы потом отдать. Это такое странное состояние.

А: Ну вот. Мы можем потом к этому вернуться. Или сейчас? Как ты хочешь?

И: Сейчас. Мне прямо это остро встало сейчас.

А: Давай. А где ты берешь любовь, чтобы транслировать ее людям? Откуда, из какого места ты ее берешь, чтобы пропустить через себя?

И: Из радости, красоты, расслабления. Я любовь беру из красоты. Много от природы. Например, если меня не окружает красота, допустим, дома бардак или после ремонта, или я в некрасивой одежде, -- все, у меня как будто отрезают любовь. Но когда я красиво оденусь, окружу себя красивыми вещами в интерьере, как будто бы любовь появляется. У меня есть связь: красота и любовь. Когда есть красота – есть и любовь. Когда нету красоты – нету любви. Я даже к мужу цепляюсь по поводу того, чтобы он спортом занимался. Потому что когда он будет красив и подтянут, я буду его любить. А когда нет, то любовь у меня как будто пропала. Смеется. Я понимаю, что это на уровне цепляния выглядит, я понимаю, что любовь у меня не пропала. Но для меня прямо так важно – красотой себя окружить. И я чаще выхожу на улицу, я там насыщаюсь красотой. У меня прямо есть зависимость от красоты.

А: То есть, если не будет красоты, то нет и любви?

И: Да, я это словила прямо.

А: А куда она денется?

И: Ну вот представь какие-то катакомбы, там бомж или еще что-то. Там нету красоты.

А: Ну да. Но там есть любовь.

Молчит.

А: А для тебя там любви нет? В катакомбах?

И: Да. У меня там нет любви.

А: А что там есть?

И: Разруха какая-то…

А: Чувства, чувства?

И: Ммм, отвращение.

А: От чего отвращение?

И: Ну что тут нету красоты.

А: Ну хорошо. Есть отвращение, а что еще?

И: Я от ума понимаю, что любовь есть везде, но у меня, когда нет красоты, я себя не чувствую гармонично. Как будто бы меня нет, что ли.

А: За этим есть какая-то травма?

Молчит.

А: Не думай.

И: Сначала пришло да, потом нет.

А: Значит да. Первое оно пришло?

И: Да

А: Травма в каком-то воплощении или по роду?

И: Такое ощущение, что везде. Допустим, 12 поколений назад.

А: Это не первородная травма, мне почему-то хочется спросить.12 поколений назад?

И: К истокам надо идти.

А: Вот я и спрашиваю, мне пришло, что это первородная какая-то травма. Где-то ты родилась и сразу зафиксировалась в этом. Красота=любовь, а любовь = красота. Поисследуем это?

И: Давай.

А: Давай представим, что ты как сознание создало свою реальность. И что происходит в этой реальности? Как ты рождаешься? Что происходит?

И: Ну рождаюсь. Все хорошо.

А: Ну давай пойдем до того момента, когда случилось то, что случилось. Что видишь?

И: Знаешь, когда я родилась…Свет идет… Вообще! Но я вижу какое-то пещерное помещение.

А: Ага, и что там? Вокруг? Руки, ноги смотри. Тело, может быть, есть? Что чувствуешь?

И: Мне все время хочется выйти на сет. Как будто в конце туннеля этой пещеры есть свет, а мне все время нельзя, нельзя.

А: А что тебе мешает?

И: Ну я ребенок. И как бы…страх перед родителями мешает. Даже не столько перед родителями, сколько пред их убеждениями: «Нельзя тебе, тебя съедят», - что-то такое.

А: Ну это тогда, наверное, вопросы к твоему внутреннему воину. Внешний мир опасен, да? Нет?

И: Нет, здесь что-то с красотой. Мне, как ребенку не кажется он опасным. Мне хочется туда. Мне не страшно, что меня съедят, понимаешь? У меня интерес.

А: Угу. А родители что говорят?

И: Ну то есть… Тут с кормилицей скорее всего.

А: Или и тот, и другой.

И: Моя кормилица каждый раз этого ребенка как будто одергивает. Любой интерес заканчивается так: «Это не позволит тебе выжить, ты не выживешь, это не модно, это старомодно». Или еще что-то.

А: Диктатор?

И: Да, диктатор. Ну, я выросла в семье диктаторов. И вот у меня внутренний мой кормилец такой же.

А: Это женщина?

И: Нет, мужчина.

А: Опиши его.

И: И, знаешь, у него такая сила! Я чувствую в нем огромную силу и защиту огромную. А у меня, как у ребенка такая легкость, такое какое-то парение. Знаешь, такой образ, как в мультике иностранном, что вот ребеночек хочет взлететь, а родитель его держит и одергивает: « Все дети не летают, и ты не будешь летать».

А: А что кормилец по отношению к ребенку чувствует? Какие у него чувства?

И: Зависть.

А: Чему он завидует?

И: Тому, что…Вот, у меня пошла энергия, отклик. Тому, что он не может себе этого позволить. Он завидует этому любопытству, бесстрашию ребенка, его отважности, его экспериментам. А он вечно себя в чем-то ограничивает.

Плачет.

«Это не получится, потому что… Это не,  потому что». Всегда есть «потому что». «Тебе не надо там учиться, потому что… Тебе не надо заниматься квантовой психологией, потому что ты не психолог. Ты из серии домохозяек, куда ты вообще лезешь?». А мой ребенок, ему все это так нравится. И это вечное дерганье. Как будто есть застревание между этим кормильцем-родителем  и ребенком, и я не могу быть ни тем, ни другим, скажем так. В полной мере.

А: Поняла. Мы сейчас и пытаемся подружить эти твои части. Я с ребенком поняла. Там много легкости, много игривости, много свободы, порывов, интереса. А вот с внутренним кормильцем давай немного проясним. Что он чувствует еще, кроме зависти? Вот за завистью что, какое чувство, какое ощущение?

И: Злость на себя. Он злиться и у него такое убеждение, что время упущено, что он ничего не может изменить. Такое убеждение, что тебе уже столько лет, как бы ничего уже не изменить. Это родительское убеждение: «О, тебе уже скоро сорок, когда ты будешь рожать второго ребенка?» И так далее. Понимаешь, эти их голоса вечно…ограничивающие. Кстати, ребенок хочет убежать от кормильца. И меня тема денег и стабильности не волновала никогда, мне всегда хотелось от этого сбежать. Потому что для меня стабильность, деньги – это как будто бы родительская…мммм…ну, что я буду привязана к этому тяжелому чему-то, громоздкому.

А: Поняла. За этой завистью, злостью, есть какая-то травма? Эмоциональный заряд?

И: Заряд идет.

А: Заряд. Тогда давай посмотрим на него. Как ты это ощущаешь в теле? Притворись кормильцем и посмотри, как в теле ты ощущаешь эту злость, зависть.

И: Скованность. А! Вот, это ощущение, как будто тебя сковали. К пещере приковали оковами металлическими. Все, у меня прямо образ прорисовался.

А: Угу.
И: Этот кормилец в пещере в оковах, а ребенок к нему приходит и уходит, приходит и уходит. Вот! Одиночество. И чтобы ему одному не быть, он пытается ребенка удержать с собой рядом.

Плачет.

И: Потому что ему одиноко, и на него никто внимания не обращает. Как будто бы его забросили и сковали.

А: А кто это сделал?

И: Ну получается я.

А: Нет, не получается, не получается. Это ум говорит? Попробуй отвечать сразу то, что приходит? Для чего его приковали? Какая цель была у этого? Для чего это было сделано?

И: Нестабильность какая-то.

А: У него нестабильность?

И: Нет, наоборот, чтобы была стабильность. Быть в пещере – это быть в стабильности. Потому что там, на свободе, скажем так, все – неизвестность.

А: Он сам себя приковал?

И: Идет, что да.

А: Он был не уверен в своих силах? Для чего он это сделал?

И: Как будто бы все упущено, время упущено. Все упущено. Поздно уже.

А: поздно что? Поздно быть свободным? Поздно пробовать другие способы?

И: Поздно пробовать, уже старый.

А: Он у тебя старый.

И: Да, тело не то, он очень старый. Физика не позволяет. Знаешь, как будто он старый внешне, н притом он очень мускулистый притом.

А: Жилистый.
И: Да. Но при этом он ощущается каким-то немощным как будто.

А: За этим есть травма или заряд?

И: Травма. Сразу пришло.

А: Угу. Где мы можем посмотреть на эту травму? Куда нам нужно переместиться?

И: Это родовая. Пришло сразу, что что-то со старостью связано.

А: Сколько поколений назад?

И: Семь.

А: Перемещайся, смотри на ноги.

И: Ну да. Вижу какие-то лапти. Старик с длинной бородой, в белых одеждах. Он сидит на каких-то черных камнях, смотрит на море. И у него в голове мысли. Как будто его притягивает эта даль, синева моря. И в то же время камень. Такой тяжелы. А, вот: «Тело стало тяжелое, как камень». Иссохло все, нет воды, влаги. А море – оно такое живое, влажное, упругое в волнах своих. Такие у него мысли. В старости ощущение тяжести. Все тянет куда-то, все болит.

А: А чего ему хочется?

И: Как будто смерти, легкости. Он не хочет чувствовать тяжесть своего тела.

А: Хочет быть легким. А что ему поможет к этому прийти?

И: А давай сейчас вернемся в момент, когда у него еще не было этой тяжести.

А: Да, давай.

И: Да, вот он такой молодой, такой как богатырь. Кровь с молоком.

А: Что происходит?

И: Ну что происходит? Жизнь происходит.

А: И что в этой жизни? Почему он усох? Почему богатырь стал немощным стариком?

И: Слово сразу пришло. Мысли его.

А: а, понятно. И что такого он думает такого, что его так состаривает? Как меняется его мышление?

И: Он поддался внешним программам из серии: «Да куда уж тебе, сиди уже и не дергайся, тебе уже столько лет». Вот эти вот социальные программы возраста, что-то вроде этого.

А: Понятно.

И: Как не зависеть от этих программ? Сейчас. Если ты из внутреннего источника, из внутренней силы, то на тебя эти программы не влияют. У тебя есть ресурс.

А: У него есть этот внутренний источник?

И: Вот он сейчас вспоминает, что в молодости у него был этот источник. Море было по колено, ему было все равно на чужое мнение. Юношеский максимализм. А потом этот максимализм погас. Социальное мнение сыграло свою роль: «Да ты что, не надо об этом мечтать. Иди лучше работать в кузню».

А: Почему это запало в него? Что случилось с источником?

И: Знаешь, идет как будто разбалансировка ума и сердца. Как будто голова отдельно, а сердце отдельно. Произошло разделение.

А: Почему?

И: Сейчас. Какая-то энергия там у него.

А: Да, давай посмотрим. Что разбалансировало его? Что это за энергия, посмотри на нее.

И: Ага, это энергия, как будто такая спираль вокруг шеи, и она как будто крутится и разрезает это.

А: Это его энергия или нет?

И: Идет, что нет.

А: Чья?

И: Ну…

А: Эгрегориальная?

И: Да. Социальная я хотела сказать, но да, эгрегориальная тоже подойдет.

А: Можем мы с ней поговорить?

И: Сейчас я образ увидела эгрегора. Знаешь, как пилорама, и там пила с зубчиками в виде спирали, и она ниточками привязана энергетически ко всем людям, которые дают собственное согласие на это.

А: Ух ты!

И: А зачем он дал собственное согласие?

И: Он поверил в это. «По вере дадено тебе будет».

А: Мы можем поговорить с этой энергией?

И: Да.

А: Привет, дорогая энергия!

И: Привет.

А: Как долго ты планируешь оставаться в теле или в поле этого богатыря?

И: Я питаюсь от этого богатыря. И буду столько, сколько мне нужно.

А: Он дал согласие на то, чтобы ты питалась им? Или он дал согласие не что-то другое?

И: Мы все делаем только с вашего согласия. И не важно, осознанно оно или не осознано. Он дал неосознанно. 

А: Неосознанно. Ну, тогда мы можем сейчас…

И: Мне сейчас пришло, что его ресурс в осознанности.

А: Да, совершенно верно. Сейчас мы можем совершенно осознанно отказаться от этих взаимодействий. Попробуй это сделать. Осознай, что тебе мешает, и вырази намерение убрать это.

И: Да. Я своей свободой воли, дарованной мне по праву рождения, выражаю свое намерение быть свободным от всех эгрегориальных привязок, от всех программ старения и увядания, тяжести, груза, того, что нужно быть таким, как все.

А: Зависимости от чужого мнения.

И: Зависимости от чужого мнения. Я верю только в себя, истина во мне. Да будет так! Ух, я прямо сама прочувствовала!

А: Смотри, что сейчас в голове, в сердце, в теле? Что сейчас в шее? Что в месте, где была эта энергия?

И: Я сейчас уже старика, но он богатырь. Он сидит на камнях, смотрит в океан.

А: Что он чувствует?

И: Что все возможно, когда ты осознан. Все можно изменить, когда ты в осознании. И когда у тебя есть соединение ума, тела и сердца, плюс осознанность. Даже в девяносто…, нет ему больше, сейчас спрошу, сколько ему. Сто сорок лет! А он богатырем сидит!

А: Круто! Ну и посылай эту энергию. По всем поколениям вперед, по всем поколениям назад. И смотри, что будет происходить, какие образы будут приходить.

И: Да, вот я сейчас отказываюсь от программы старения, особенно у женщин. У нас у всех в роду, кстати, ранний климакс.

А: Как меняются женщины?

И: Да можно родить хоть в 50, хоть в 60!

А: Абсолютно! Да. Я сейчас вижу их образы.

И: Да? Ну, вот у них не прекращается менструальный цикл. Они говорят, что мы сами его себе закрываем, когда больше не хотим рожать. Сами себе даем установку. Тем более, если это делается неосознанно или на эмоциях. О боже! Все эти программы… У меня тут папина программа всплыла.

А: Какая?

И: Я долго забеременеть не могла. И папина программа: Сначала ты должна школу закончить, потом учиться в институте. Не дай бог ты мне в подоле ребенка принесешь. И я себе все как будто закрыла. И долго не могла забеременеть, чего только не делала. . А потом дала себе внутренний настрой, все отпустила и забеременела.

А: Ну да, оно так и происходит.

И А вот эти все лечения бесплодия для меня сейчас такая ерунда.

А: Да, для меня тоже. Я это поняла лет пять назад.

И: Вот люди ходят молиться в святые места. Но это не святые места помогают, а просто твое сильное желание и твоя вера исцеляют тебя от этих программ.

А: Да, так и есть. А что с мужчинами в роду, посмотри. Вот что с этой силой богатырской и с богатырским намерением?

И: У них сила воли появляется. У меня в роду все пьющие. Они все силу свою не чувствовали, у них закрытие программы идет. Алкоголь – это тоже закрытие программы, отказ от своей богатырской силы. Это, знаешь, как оковы какие-то.

А: Ну сейчас отменяется? Да, вот я сейчас на папу смотрю, у папы тяжеловато это идет.

И: Ну там еще и намерение человека важно, ты не можешь на себя все взять. Просто вот эта предоставленная тобой возможность все равно даст какой-то резонанс.

А: Да.

И:  Да, вижу вот что. На нем как будто какая-то корочка и внутри свет пробивается свозь трещинки. Но нужно его решение. Внутри, энергетически, он как богатырь.

А: Ну вот, а дальше его желание.

И: Давай посмотрим на того, кто в цепях.

А: Да, я только что хотела тебе напомнить и вернуть. Возвращаемся к кормильцу-мужчине, который держит себя в пещере на цепях. Что сейчас с ним происходит? Что он чувствует?

И: Он как будто великан. Пещеру разломал. Он вырос и от его роста пещера разрушилась

А: Правильно, потому что на фиг она ему нужна. А с цепями что?

И: Ну цепи как ниточки стали.

Смеемся.

И: Знаешь, вот это внутреннее намерение так действует! Ты растешь как великан, и то, что казалось толстыми огромными цепями, превращаются в ниточки. Из этой точки наблюдения.

А: И что он чувствует сейчас?

И: Величие, мощь, силу. Он руки кверху поднял, к солнцу, ко всему новому. Но он такой большой и остался. А ребенок рядом с ним маленький, как Дюймовочка.

А: Какие у них отношения?

И: Сейчас кормилец уменьшился, они обнялись сейчас. Он говорит: «Благодарю тебя, мой сын, за то, что ты был со мной всегда как маячок. Маячил, маячил передо мной, и сейчас я своим намерением высвободился».

А: Угу. Благодарность к нему?

 

И: Да, такая благодарность, что ребенок в его глазах как учитель.

А: Класс! А что он хочет для ребенка делать?

И: Говорит: «Знаешь, у тебя все есть, я могу тебе дать свою любовь, объятия и заботу, если тебе это необходимо. И все».

А: Ты можешь приходить и напитываться.

И: Да-да. Просто вот. «Я не буду тебя ограничивать, направлять, советы давать. У меня есть просто молчаливые объятия». Когда не надо слов.

А: Принятие.

И: Когда достаточно.  Это похоже, когда ты маленький, приходишь к маме, она тебя обнимает, по головке гладит и ничего не говорит. Вот это самое кайфовое. Когда нету слов, какой ты должен быть, какая ты такая или не такая, а просто. Вот в такой мелочи такая многомерная глубина, когда мы без слов, просто обнимаем. Там такая глубина, я сейчас прочувствовала.

А: Это можно назвать безусловной любовью?

И: Да, это и есть это чувство. Мы много раз его испытывали, но нам кажется, что оно недосягаемо.

А: Скажи, а для этого нужна какая-то красота? Или оно есть просто так?

И: Вот сейчас я снова представила ситуацию с бомжами. А ведь там тоже… Там не красиво все, запахи… Но вот есть человек, ты к нему можешь просто подойти, его обнять, и вот этот свет как будто озаряет все вокруг. И глаза начинают видеть больший спектр, скажем так.

А: Ага.

И: И в мусоре есть красота. Вот Наставники мне говорят, что многие художники используют мусор для создания красоты. И аромат, который тебе не нравится – это не потому, что аромат плохой, а потому что у тебя к нему изначальное отторжение.

А: Предвзятое мнение.

И: Да, предвзятое мнение, фильтр какой-то. Но увидь, что в этом есть многообразие  запахов, ароматов. Красота в многообразии, в переливах ароматов, красок.

А: И все пронизывает любовь. И в твоем случае любовь – это отсутствие фильтра, наверное. М? Что думаешь?

И: Да, так оно и есть.

А: помечу еще себе : рассмотреть создание фильтров.

И: Ага. Ну все, у меня мой кормилец и мой ребенок в согласии.

А: Очень хорошо. Пригласи их за круглый стол, пусть они сидят, делятся,  чем хотят. Продолжим?

И: Да.

А: Попробуй увидеть твоего внутреннего мудреца, какой он?

И: Возникает ощущение чего-то доброго. Это мужчина, но тоже лик меняет, то женщина, то мужчина.

А: Угу.

И: Сейчас образ моей бабушки. Она просто мило улыбается и ничего не говорит. Но в мимике, во взгляде, в мелких морщинках, улыбке – такая красота, такая мудрость! Он напитан энергетически, и этот свет струиться вовне. Внешне он весь в морщинках, если на него смотреть, ну старик и старик. Но через эту призму любви, которая сейчас у меня ощущается, он весь светиться

А: Там прямо любовь-любовь?

И: Да. И когда я, как ребенок, подхожу, он протягивает мне ладошку, и я кладу свою, и нам достаточно. И мы молчим.

А: Здорово. Заметь, что делает мудреца красивым? Ты сказала, что он старенький, пожилой, морщинистый. То мужского пола, то женского. А что делает его красивым?

И: Свет внутренний, спокойствие и гармония с самим собой. И в этом есть мудрость.

А: Угу.

И: И вот он мне сейчас говорит, мы общаемся не словами.  Губы его молчат, а говорит кок будто словами. Так, сейчас, подожди, что-то связь потеряла. Он говорит, что мудрость заключается именно в гармонии с самим с собой. Но не в гармонии, которой ты должен достигнуть, к чему- то стремясь, то есть: Я сначала избавлюсь от чего-то старого, а потом буду в гармонии. Нет. Вот, то, что есть сейчас, прямо на данный момент, в данную секунду, я все принимаю, и это все гармонично. Знаешь, вот это и есть просветление. Когда ты понимаешь, что не надо стремиться к чему-то облачному или призрачному. Мне сейчас твой образ пришел.

А: Да, я про это тоже думаю. Похоже, что это и для меня послание тоже, я поняла.

И: Да, да. И можно вечно стремиться к призрачному замку, но никогда им не обладать. Но если ты сейчас приняла все, что у тебя есть, полюбила, вошла в то состояние, про которое мы сейчас говорили, когда оно идет изнутри, это уже и есть просветление. У тебя изнутри как будто все озаряется светом, и это уже и есть твой храм. Уже сейчас. И у мудреца очень трепетные отношения с ребенком.

А: Какую роль он играет для ребенка?

И: Примера.

А: Он что-то ему показывает намеренно или как это происходит?

И: Нет, просто как пример того, что ты это можешь. И не важно, в каком обличье ты будешь, в старом или молодом.

А: Это что-то похожее на веру? Или на что? Проясни.

И: Это не вера, это …Если ты хочешь, то можешь сделать так. Если не хочешь, то это твой выбор. Вот так. Тут нет агрессии, насилия, навязывания. Просто знай, что я есть, и ты всегда можешь так же.

А: Ну как поддержка?
И: Да, да.

А: Те есть, можно прийти за советом, поплакаться, порадоваться, за любым каким-то действием. Все можно разделить с мудрецом, он всегда будет рядом. Оно?

И: Да. Такое сейчас что-то происходит…У этого мудреца вся оболочка ушла, он стал энергией, и он как будто вошел в сердце ребенка.

А: Ух ты! Круто! Интеграция! Вау! И что там?

И: И он говорит: «Я не отдельно от тебя, я и есть ты. Даже ребенок может быть мудрецом. Я ты можешь себе это позволить почувствовать».

А: Поняла. И как кормилец на это смотрит? Как он реагирует?

И: У него удивление. Он думает: «А что, так можно?»

Смеется.

А: Можно, да. Спроси его, он не хочет так попробовать?

И: Ну вот он говорит, что он к этому придет, но пока ему нужно познать этот мир. У него открылся интерес к этому миру. И ему нужно этим насытиться. «Я так долго был в пещере, и мне нужно насытиться. А пока я просто держу ребенка за руку».

А: Посмотри, это не похоже на зависимость?

И: Нет, ребенок всегда может отпустить руку. Но он всегда знает, что моя рука рядом, где бы я ни был.

А: Как ребенок себя чувствует с мудрецом внутри себя? Что он ощущает? Он как-то изменился? Внешне, внутренне?

И: знаешь, он внешне все такой же. Но внутри, - взгляд, улыбка…глубина какая-то.

А: Да, я только хотела сказать, что появилась глубина. Я чувствую. И еще мне кажется, покоя больше, такого внутреннего, устойчивого.

И: Да.

А: Ну круто! Давай посмотрим на внутреннего воина. Как ты его видишь, слышишь, ощущаешь?

И: Так. Воин немножко обособлен. Со стороны наблюдает все это. Такой, в доспехах. Ну он как ошарашен.

А: Чем?

И: Такое ощущение, что ему хочется сейчас прорвать доспехи.  Ему тяжело, он устал. Я хочу разом сбросить всю эту броню, всю эту экипировку, которую надевал на себя все эти воплощения. Знаешь, какой мне образ сейчас пришел? Он с каждым воплощением все больше и больше совершенствовал свою экипировку. Что-то там прилаживал, налаживал, усовершенствовал. И сейчас говорит: «А можно же было по-другому. Просто светить и…ну, от этого света как бы…».

А: Развеется тьма?

И: Да, да, вот, правильно. Оно само…Не будет, с кем бороться, вот.

А: Ну тогда вперед, позволяем ему это делать.

И: А поспрашивай, как он смотрит на ребенка, на остальных.

А: Конечно, когда он разденется, засветится, я обязательно спрошу. Я жду, пока он с себя все снимет. А же не знаю, сколько там доспехов. Ты говоришь, много.

И: Он готов с ними расстаться, прямо легко.

А: Давай, пусть снимает. Мы готовы увидеть его свет и ждем.

И: Ну вот сейчас все слетает, как шелуха. Сначала все жесткое было, теперь мягкое стало. Его сейчас как будто ветром обдувает. И он говорит: «Наконец-то я могу дышать полной грудью. Наконец-то я чувствую свою грудь, а не тяжесть».

А: Отсутствие тяжести, а что еще чувствует?

И: Полет. Говорит: «Оказывается, я могу летать!»

А: Ух ты! Пусть полетает. Что он в полете чувствует?

И: Свободу, состояние ветра. Знаешь, у меня такое ощущение, что мой воин – это какая-то стихия.

А: Класс!

И: В нем как будто и сила огня, и сила ветра, и ооооо, так красиво! То есть, он воин стихий, представляешь?!

А: Круто! Ух ты!!! И что он делает для своей семьи? Какие у него смыслы?

И: Знаешь, он может управлять этими стихиями, когда надо, бурю дать, когда надо – штиль. Так же и с огнем. Когда надо – огонь свечи, такой успокаивающий, а когда надо – может сжечь все, очистить. Как у всех стихий есть высшее проявление и условно низшее. Воздух… Может быть ласкающий ветерок, а может быть ураганом, который смете все на пути. Так. Ну, вот что-то он говорит, мне не хватает земли, энергии земли.

А: Почему?

И: Как будто в него это еще не интегрировалось. Ему это не известно, для него это что-то новое.

А: Где он может это взять?

И: Как будто бы это должна женщина. Он говорит, энергия земли – это женская энергия, а я мужчина, и я не могу.

А: А он не может превратиться в женщину?

И: Так вот я ему это и говорю, что в нем есть и мужское, и женское.

А: Похоже, ему кто-то извне нужен.

И: Да, точно.  Сейчас он создает как будто из себя же, как бы проявляет в себе же женское начало.

А: Получается?

И: Он мне говорит: «В любой стихии есть мужское и женское начало». Он об этом не знал. Говорит: «Благодарю за знание, внутренний мудрец».

Смеется.

А: Классно! Они у тебя уже разговаривают. Ну, давай посмотрим дальше. Как воин относится к мудрецу?

И: С благодарностью. Сначала у него было восхищение, когда мудрец дал подсказку, а сейчас у него и чувство благодарности, и у него появилось доверие.

А: А до этого моин не доверял?

И: Ну да. Он же в стороне стоял. Ему все это казалось далеким от него.

А: Так, взаимодействие началось. А как он смотрит на внутреннего ребенка?

И: А вот, он превратился в ветер и заходит в нижнюю чакру. Он говорит: «Наконец-то я заполню твою нижнюю чакру стихиями. Они гармонизировались, и теперь я могу запустить твою нижнюю чакру». Это так классно!

А: И что происходит? Ребенок наполняется? Расширяется?

И: У ребенка ощущение силы, уверенности, стержня. Я же всегда была не уверенна в себе. И теперь в нижней чакре какие-то мощные процессы. Появилась мощь какая-то. Причем мощь не в границах, а безграничная мощь.

А: Круто!

И: Как будто сейчас произошла готовность ко всему этому, к интеграции. Ой, у меня жар пошел в животе. И конечности стали теплыми, а они у меня всегда холодные. Ладошки стали горячие.

А: Здорово! Пошла энергия! А как на это смотрит кормилец? Что он чувствует?

И: Слушай, у кормильца по-моему, что-то осталось. У него опять появилась какая-то зависть. Она про то, что все смогли, а он нет. И он говорит: «Ты мне бросаешь вызов».

А: Ага, понятно. А кто бросает вызов? Про кого он говорит?

И: Ребенок. Сейчас ему кажется, Ребенок выше, чем он. Образ такой приходит, ребенок растет, а кормилец такой меленький стал.

А: А что чувствует ребенок по отношению к кормильцу, когда он растет?

И: Ну ребенок не растет, это он в глазах кормильца.

А: Да, да, когда он расширяется, интегрируется со всеми частями, что ребенок чувствует по отношению к кормильцу?

И: Для меня кормилец – это что-то материальное. Кормилец дает какие-то материальные блага. И вот эта интеграция что-то никак не происходит.

А: Ты говорила, что кормилец может делиться с ребенком чувством защищенности, принятия.

И: Подожди, тут у ребенка что-то …Сейчас. Тут кормилец как бы готов, а тут ребенок как бы… У него ощущение, что если он сейчас в себя впустит кормильца, то его расширению это будет мешать. Как будто его привяжут к материи. Вот.

А: А что он хочет на самом деле? Не привязываться к материи?

И: Да, он хочет расширенного состояния.

А: Оно возможно и там, и там. Почему такая разделенность? Откуда? Что разделилось, давай посмотрим.

И: Да, выделились две части. Одна часть – материя, тяжесть, Другая – легкость, расширение.

А: Да, я про это и говорю. Это про что?

И: Так, сейчас рассматриваю первую часть. Тяжесть. Это знаешь, как тяжелый сундук, набитый деньгами. И его надо охранять, оберегать. Как будто тащить его тяжело. Лучше вот, в одном месте сидеть. Это как привязка. Вот. Материя – это привязанность к чему-то. А чтобы лететь в это расширение, надо отвязаться от чего-то. Я сейчас вторую часть смотрю. Вот это состояние полета, расширения возможно, когда отвяжешься от чего-то и взлетишь.

А: Что-то оставить? Что-то бросить? Или какое-то другое слово найдешь?

И: Слово идет: не привязываться к материи. Это как убеждение у меня сидит.

А: Ага. Ну давай убеждение рассмотрим. Мне нужно не привязываться, потому что…

И: Ппотому что это не даст мне духовно развиваться.

А: Если я не буду духовно развиваться, то что?

И: То я не могу испытать чувство единства.

А: Если у меня не будет чувства единства, то…

И: Нету дома.

А: Если у меня нету дома, то…

И: То я  одинока.

А: Если я одинока, то…

И: Все бессмысленно.

А: Получается: Легкость = бессмысленность. Так?

И: Так.

А: Давай признаем эту ассоциацию и то, что она помогала тебе чувствовать себя в безопасности.

 И: Я признаю эту ассоциацию: Легкость = бессмысленность и то, что она помогала мне быть в безопасности.

А: И признаю, что истинная легкость состоит в том….

И: И признаю, что истинная легкость состоит в том, чтобы…А в чем она состоит?

А: Не знаю. Что для тебя истинная легкость?

И: Истинная легкость – это действия из состояния радости, неспешности, когда тебе не надо никуда спешить, расслабленность. Вот это для меня легкость.

А: Что ты в этом состоянии делаешь? В состоянии легкости, расслабленности? Или что ты можешь делать в этом состоянии?

И: Мне хочется что-то творить, что-то преобразовывать. Мне хочется чем-то поделиться.

А: Есть ли в этом состоянии бессмысленность? Хаотичность? Отсутствие цели?

И: Нет, конечно.

А: Нет. Вот это твоя истинная легкость. Истинная легкость = творчество. Так получается. Это желание творить и этим сотворенным делиться.

И: Ну да. Вот ты сказала не про это первое убеждения, я его даже уже не помню.

А: Ха! Чудесно! Тогда давай посмотрим на две твои части. Материя с тяжестью и легкость с расширением. Материя – привязка, легкость – непривязанность. Что-то изменилось?

И: Так, а для чего мы ассоциацию рассматривали?

А: А не скажу! Не включай ум, делай! Посмотри на состояние легкости, оно как-то поменялось? Изменилось на состояние творчества?

И: Но я не могу понять, как это связано с материей.

А: А у тебя дуальная пора была.

И: Я понимаю, да.

А: Твой ребенок был не готов интегрироваться с кормильцем, потому что ему казалось, что если он впустит в себя кормильца, то он как будто привяжет себя к каким – то материальным составляющим. А материя для тебя была тяжестью, сундуком с деньгами. И в противовес материальному была легкость, как непривязанность.

И: Да, это я понимаю. А давай вот эту часть рассмотрим, тяжесть.

А: Давай. Попробуй посмотреть сейчас, как ребенок реагирует на кормильца, когда он понимает, что легкость – это нечто другое, а не то, что он о ней думал.

И: Ну вот Ребенок и говорит, что мы же можем поиграться, поэкспериментировать, творить.

А: Да.

И: Вот как ты говоришь, коллаборация.

А: Ага.  Сколлаборироваться они могут. Что кормилец отвечает? Хочет он? Готов?

И: Так, вот мне Наставники подсказывают, что в этой части с материей что-то есть, какое-то убеждение.

А: Давай. Материальное – это что? Если я привязан к материи, то что?

И: Давай вот что-то мне про деньги идет.

А: Хорошо. Материя = деньги. Если я привязан к деньгам и должен их сидеть и охранять, то что?

И: Нет простора для действий. Когда нет простора для действий, нет простора для творчества.

А: Когда нет творчества, то..

И: То нету смысла.

А: Когда нет смысла…

И: Это смерть.

А: И когда есть смерть

И: Это пустота.

А: И когда пустота…

И: Это скучно.

А: И когда мне скучно…

И: Все бессмысленно.

А: Ассоциация: Материальное = бессмысленность. Посмотри, они у тебя про одно и то же.

Смеется.

А: А раз они про одно и то же, скажи им это: «Материя, ты про бессмысленность…»

И: Да, давай признаем ассоциацию. Что там?

А: Что материя и привязка к деньгам = бессмысленность.

И: Я признаю свою ассоциацию, что материальное и деньги = бессмысленность.

А: И признаю, что истинная материальная составляющая – это…

И: Это творчество.

А: Это творчество. Которым можно делиться.

И: То есть, мне сейчас идет: когда ты в состоянии творчества, радости, полета, когда не надо никуда спешить, ты что-то творишь, и через это приходит материальное? Так что ли?

А: Это может быть так. А это может быть еще шире, если ты посмотришь на это свое состояние и поймешь, что это и то же, только с разных сторон, то будет еще глубже.

И: Давай посмотрим, хочу еще шире.

А: Смотри, у тебя получилось: Материя в ассоциации = бессмысленность, а истинное материальное = творчество. Легкость в ассоциации = бессмысленность, а истинная легкость = творчество. То есть, я вижу, что твоя творческая стезя, твоя творческая составляющая – это и про легкость, и про материальное. Это одно и то же. Занимаясь материальным, ты можешь быть легкой и делиться этим. Или расширяясь и творя что-то ты можешь потом обращать это в материальное и делиться этим.

И: Ну да, я поняла. Для меня творчество – отсутствие ограничений. Но когда я занимаюсь этим за деньги, у меня возникаю разные ограничения. И меня это очень раздражает.

А: Деньги = ограничения?

И: Ну творчество не должно быть ограничено, а когда я делаю для кого-то, то начинается: «Вот, мы хотим того цвета, того, сего». Вот сейчас всплыла ситуация, и мне кажется, если ее проработать, то получится интеграция.

А: Да, давай.

И: Я оформляла магазин. И заказчик согласовал рыбу большую. Сначала все шло по плану, но потом он захотел по - другому. Я согласилась, сделала по - другому. Но это другое у меня шло через сопротивление. Мне казалось, что будет некрасиво. Но в итоге все получилось хорошо. Но какой-то осадочек остался.

А: Какой?

И: Как будто бы меня прогнули.

А: Когда тебя прогнули, что ты чувствовала?

И: Беспомощность.

А: И когда ты беспомощна…

И: Нету силы.

А: И когда нет силы…

И: Не могу говорить

А: И когда не можешь говорить…

И: Меня не существует.

А: А где ты?

Молчит.

 А: Кто говорит, что меня нет?

И: Ну мне пришло сразу: «Где ты?» - «Везде».

А: Ну и все! Везде.

И: И какая там ассоциация получилась?

А: Это не ассоциация. Это мы к расширению пришли, чтобы ты со стороны увидела ситуацию. Тебя прогибают, чтобы ты увидела, что ты везде. Что ты могучая, мощная, безразмерная.

И: А, вон оно как! А я и чувствую, у меня как ни заказ, так сначала все идет хорошо-хорошо, а потом появляется какая-то хрень, которую надо исправить.

А: Вот, чтобы ты поняла, что  ты везде.

И: И надо этому не сопротивляться, а просто делать и все. Да?

А: Просто делай и все, давай этому течь. Раз ты поняла, что ты везде, то эти ситуации тебе больше не нужны. Поблагодари этот опыт и вырази намерение действовать по-другому.

И: То есть для этого и было прогибание?

А: Похоже, что да. Смотри, мы начали с того, что прогнули, а вышли к тому, что ты везде.

И: Ага. Ладно, тогда давай посмотрим эти две части.

А: Так. Кормилец и ребенок, у которых теперь немножко по-другому ощущается материальное и легкость. Что у них? Что-то изменилось?

И: Знаешь, вот они сейчас обнимаются, и у ребенка ощущение, что сейчас все какое-то мелкое стало. Все социальные ловушки: прогнуть, разозлить, обидеть, - все как об стену горох. Все это ерунда. Ну,  захотел заказчик изменить – пусть изменит, везде же я. По сути,  я это захотела изменить.

А: Это не ум создал сейчас?

И: Не знаю.

А: Такую, умиротворяющую картинку. У меня такое впечатление, что ум. Предлагаю в этом месте пока все оставить. И рассмотреть взаимоотношения кормильца и ребенка. У них там что? Вот они обнимаются, и что? Что там про впускать в себя? Про интеграцию?  Хотят или не хотят?

И: Сейчас я посмотрю со стороны кормильца.

А: Да.

И: Он хочет, потому что у него есть какая-то выгода.

А: Вот. Что он хочет?

И: Он хочет слиться с ребенком, потому что ему кажется, что Ребенок более могущественный, и когда он с ним сольется, то тоже станет могущественным.

А: Спроси их, а кто из них кормилец? У кого какие функции?

И: Кстати, да. Я вижу, что есть подмена функций.

А: Что на самом деле хочет кормилец?

И: Кормилец по отношению к ребенку чувствует себя каким-то ущемленным, ничтожным, маленьким.

А: За этим есть какая-то травма?

И: Да.

А: Пойдем, куда нам нужно пойти?

И: Если у тебя есть время, пойдем.

А: У меня есть время.

И: Так. Задай еще раз вопрос, я что-то…

А: Травма по роду?

И: По роду.

А: Сколько поколений назад нам нужно пройти?

И: Двадцать семь, что ли.

А: Двадцать семь. Идем, смотрим на ноги.

И: Ребенок. Такие грязные пальчики, стоит на краю скалы босиком. И там такая бездна. С одной стороны его все это завораживает, а с другой – как оцепенение.

А: Чувства какие?

И: «Смогу – не смогу». Это не чувства, это мысли.

А: Прыгнуть хочет?

И: Знаешь, у него сзади как будто крылья. Он их как будто изобрел. А сзади ребята над ним смеются, хохочут, вот, мол, опять какую- то ерунду придумал, сумасшедший, что-то такое. И у него с одной стороны такая уверенность в изобретении, а с другой стороны про доказать.

А: Угу.

И: Доказать, что вы не правы, а я прав опять

А: Ага, опять. Не в первый раз уже, да?

И: Двадцать пять.

Смеется.

И: В эмоциях какое-то смятение.

А: Это страх? Или что-то другое?

И: Нет, это не страх, это…Знаешь, я вот сейчас как будто не чувствую внутренней опоры. Как будто он… Вот или уверен, или сдастся. Как будто у него…Признать поражение или доказать всем. То есть…

А: То есть, он сейчас стоит на пороге выбора. Он сам создает свою ситуацию? Быть или в том выборе, или в другом.

И: Да. Но он проиграет при любом выборе.

А: Ага.

И: И в чем тогда выбор, если он проиграет и там, и там?

А: Он это знает?

И: Нет, он говорит, что уверен в своем изобретении.

А: А есть ли ситуация, где он не проиграет?

И: Да. Когда он сдастся.

А: Когда он сдастся, он не проиграет.

И: Угу.

А: Но что он будет при этом чувствовать?

И: Досаду. Вот это ощущение маленького. У него есть видение ситуации, что если сейчас он сдастся детям, которые смеются на ним, они станут такими большими, станут тыкать в него все время этим, и он становится маленьким по сравнению с ними, как муравей. А когда он прыгнет, они станут маленькими, а он большим.

А: Что он хочет выбрать? Сейчас, когда ты на него смотришь, что он хочет выбрать?

И: Он пока ничего не выбирает, он в смятении. Мне сейчас подсказывают Наставники, что здесь какая-то дуальная пара тоже. Что проиграть – это значит быть маленьким, а выиграть – значит быть большим. Вот.

А: Ага. Давай посмотрим плюсы и минусы. Если проиграешь, и станешь маленьким, что хорошего это принесет в твою жизнь?
И: Только выживание.

А: Это ты про первичные инстинкты?

И: Да. А минусы – это то, что потом позволит тобой манипулировать.

Кашляет.

И: Что-то у меня с горлом. Так, манипулировать…Насмехаться, опять принижать. И после этого поступка любой другой поступок, даже если он будет правильный, будет высмеиваться. То есть, у тебя больше не будет возможности проявить какое-то новое изобретение. А что там про проигрыш? Как там у этого мальчика?

А: Проиграть – значит стать маленьким.
И: Если ты хоть раз проиграл, тебя потом не берут в расчет. Вот. Любая твоя победе и заслуга заранее будет принижаться.

А: А из плюсов ты говоришь, только выживание. Может быть, что-то еще? Может быть, какой-то опыт? Навык?

И: Когда ты сдаешься?

А: Проигрываешь.

И: Когда ты проигрываешь…Когда я проигрываю… Не знаю, у меня одни минусы как то…Если я проигрываю – идет самобичевание. Что нужно самосовершенствоваться, усердно работать над собой.

А: Ну, можно сказать, что это перспектива для развития? Это создает какие-то горизонты, к которым надо стремиться?

И: Ну, если с этой точки зрения посмотреть, то  это больше от ума. Но да.

А: Ну ок, тогда, может быть, не берем. Хорошо, а если выиграть и быть большим, какие плюсы здесь?

И: Тогда ты свободен от чужого мнения. Все. Ты выиграл, и кто бы чего ни говорил, кто бы какие интриги не плел, ты уже в выигрыше. Тебя этим не принизить и не опустить. Все, у тебя уже медаль победы.

А: Это про внутренние опоры? Или про что-то другое?

И: Это опять про зависимость от мнения.

А: Ну да. Это про наличие или отсутствие внутренних опор. Нет?

И: Да, мне сейчас Наставники подсказывают: «Пусть твой внутренний ребенок, который внутри интегрировался, придет как Мастер и даст этому мальчику внутреннего мудреца».

А: Это про самодостаточность.

И: Да, самодостаточность.

А: Давай, попробуем.

И: Да, и сейчас он понимает, что он сдастся. Почему?  Потому, что оно говорит, что его изобретение еще сырое, и я пока не готов.

А: Угу.

И: Да, над ним все смеются, тыкают, как будто рукой на него махнули, мол, вот, опять. Но это теперь его не загоняет в угол, а он это принимает действительно как опыт. Говорит: «Благодаря этой ситуации я могу усовершенствовать свое изобретение. И я понял, какой детали не хватает».

А: Угу.

И: То есть, сдача – это не плохо, это не принижение. Это возможность для чего-то большего. Вот

А: Для новых горизонтов. Да! Оно. Случилось. Тааак. И посмотри, что теперь происходит с кормильцем?

И: Да. Ему надо как будто сдаться.

А: Надо сдаться? Он хочет, имея этот опыт сдачи?

И: Да, это не проигрыш. Новый опыт нового состояния. Это рост. Вот, прямо надо записать – сдаться – это рост. Это мой ресурс. Когда ты признаешь свое поражение, ты можешь больше над этим работать, и это подчеркивает для тебя то, что еще не совершенно, то, что ты еще не доработал.

А: Да.

И: И, смотри, вот ситуация с тобой. Когда я с тобой работала, у меня было ощущение, что вот, я не довела тебя до релиза. И раньше я себя бы обвиняла в этом. А теперь я понимаю, что мне это подсветило мне мои слабые места, где нужно поработать.

А: Вот. Точно, это рост. Это как с твоей работой. Сдавайся и станешь шире. Помнишь?

И: Даааа. Все. Вот у меня сейчас прямо высвобождение.

А: Ура!

И: Вот этот груз ушел. Сейчас я понимаю, что у меня есть эта возможность сделать лучше.

А: Да. Ура!

Смеется.

И: НУ все, мне кажется все. Сейчас я посмотрю, как там интеграция.

А: Ну можешь не заставлять, они могут у тебя остаться в таком же положении и состоянии. И смотреть друг на друга, и принимать новые состояния друг друга. А позже мы можем посмотреть, что там происходит.

И: Нет, я уже сейчас вижу. Как только кормилец энергетически обнял ребенка, ребенок вырос до возраста юноши или девушки. Произошло взросление.

А: Класс!

И: Это знаешь, как новый виток. Наставники говорят, новый виток взросления. Они сейчас мне говорят, что это не предел, ребенок будет дальше расти. А сейчас был скачок роста. И все, на этом можно завершить, я чувствую, что все.

А: Хорошо, я счастлива!

И: Анжела, как интересно получилось! Благодарю тебя!

А: Очень! И я тебя благодарю. 

 

 

Для связи:  https://www.instagram.com/angela_kanevskaya/

Вотсап: +7(985) 205 37 77

 

.

 

 

 

 

 

 

Комментарии
Чтобы написать комментарий пройдите регистрацию или авторизуйтесь если Вы уже зарегистрированы
angi.kanevskaya
Работа с архетипами

Друзья, спасибо за комментарии и отклики))

underwood
underwood
13.11 в 09:13
Работа с архетипами

Благодарю за возможность ознакомиться!

tuwilof
tuwilof
12.11 в 21:18
Работа с архетипами

Выражаю огромную благодарность, за то что поделились, очень откликается

Вы можете помочь проекту
Финансовая помощь