Внутренний воин . Сессия квантового процессинга

Внутренний воин . Сессия квантового процессинга

Май 09, 2019
94
0
Сессии квантового процессинга
Amrita
Амритайя (Наталья Усачева)
Квантовый психолог
Профиль автора

Н: Екатерина, как Ваше состояние?

К: Ой, ну… я бы сказала, что «управляемое». Я не буду говорить, что «хорошо», и даже, слава богу, наверно, уже я не говорю, допустим, «вау» и не скатываюсь, скажем так, совсем в полет и не скатываюсь вниз. Вот такое «ровное», знаете, я даже провела сессии, три штуки.

Текст озвучили Осипова Наталья(Арона) и Рустамова Галина (АкеанИя)

Н: С кем-то, да?

К: Нет, сама с собой!

Н: С собой? (удивление) Ой, молодец!

К: Да-а! Я про что и говорю. Для меня это достижение, честно скажу, потому что я просто уплываю. Да, было такое, что меня начинало уносить опять, и я вырубалась. Но у людей, с которыми я работала, есть результаты. Для меня это тоже бальзам на душу.

Н: Я рада!

К: И я очень рада, я Вам бесконечно благодарна.

Н: Хорошо, может быть, мы продолжим то, что начали в прошлый раз, у нас осталось еще 2 части.

К: Да-да, давайте.

Н: «Внутренний воин», «внутренний мудрец». Готовы?

К: Да!

Н: Хорошо, Как Вы чувствуете, где в Вашем поле находится Ваша часть или аспект «Внутренний воин»?

К: Ой, ну как-то так знаете… Я, наверно, вся «Внутренний воин».

Н: Вся «Внутренний воин»?

К: Да. Он у меня стоит с копьем... Какое-то время назад я чувствовала, что я «Воин света». Мне, собственно, это и говорили тоже. И он стоит… все мое тело…

Н: То есть, Вы как бы эта самая Ваша активная, большая часть, да? Вы с ней?

К: Это да, это правда.

Н: Хорошо. И чем занимается эта часть Вас?

К: Даже не могу сказать... (улыбается), воюет.

Н: Воюет.

К: Ну, как сказать, «оберегает»... Раньше был такой какой-то воинствующий у меня боец за правду, за справедливость, защищать всех, оберегать, я всегда кидалась на амбразуру за всех, сама страдала…Жертвенность  у меня на 1-ом месте!

Н: Правильно ли я понимаю, что если он борется за правду, за справедливость, или оберегает, то это означает, что мир, от которого он оберегает, враждебен? Или от кого он оберегает, от чего?

К: Ну да, было у меня такое, да. Сейчас, конечно, у меня это все поутихло, но было, да, мир враждебен, было.

Н: А что сейчас он говорит?

К: Я не знаю, правильно ли, но… скучно как-то стало.

Н: Что-что? Скучно?

К: Скучно стало.

Н: Скучно? (удивление).

К: Ага. Ну, вроде как не удел он. Я ушла, скажем так, от всего этого, закрылась дома, никуда стараюсь не лезть, но это было мое сознательное решение. Я сознательно к этому шла многие годы на самом деле, а теперь я ни с кем не борюсь, практически никуда не езжу, как-то так, он сейчас не у дел.

Н: Хорошо, я могу поговорить с ним?

К: Ага.

Н: Вот сейчас, когда тебе скучно, что тебе хочется делать?

К: Ой, нечего вот делать.

Н: Хорошо, ты чувствуешь скуку, а что тебе хочется чувствовать?

К: Заниматься чем-нибудь хочу.

Н: И когда ты будешь заниматься чем-то, у тебя будет дело, то, что ты будешь чувствовать?

К: Ну, что я нужен.

Н: Хорошо. И когда ты обнаружишь, что ты нужен, то, что ты будешь испытывать, какую эмоцию?

К: (вздыхает) Радость и значимость, ценность самой себя, у меня тут проблемы, серьезно, я даже работала с этим. Кстати, на неделе я дважды работала вот с этой ценностью самой себя.

Н: Окей.

К: Ценность. Моя ценность от этого зависит.

Н: Ценность.

К: Важность.

Н: Ценность и важность.

К: Ну, важность для себя, для кого-то, вот.

Н: И чем бы ты мог сейчас заниматься? Вот, посмотри сейчас на внутреннего ребенка, что ты чувствуешь, когда смотришь на внутреннего ребенка?

К: Ммм… умиление, уже такое умиление, тепло, такую нежность, скажем так.

Н: Посмотри сейчас на внутреннего кормильца, что ты чувствуешь?

К: Какое-то уважение, признательность.

Н: Хорошо, если бы ты был членом этой семьи, то что бы ты мог делать для этой семьи?

К: Оберегать и поддерживать.

Н: Оберегать от чего?

К: Не знаю, от чего-нибудь. Вообще как-то так, знаете, вот так вот с копьем… моя функция — оберегать. Так вот. Хлоп копьем вот так, об пол, моя функция – оберегать.

Н: От кого?

К: Мало ли от кого… от мира… от поработителей…

Н: От мира? То есть, ты как бы создаешь поработителей, от которых ты будешь оберегать?

К: (долгое молчание) Не знаю… наверное…

Н: Ну, кто является врагами, давайте, от кого надо оберегать? Посмотрим.

К: (молчание).

Н: Как это звучит?

К: (молчание).

Н: За что надо бороться?

К: За что надо бороться? За свободу. Да, за свободу… Хотя, когда я могу быть в этой свободе, в самой-самой… он защищается, он не захватчик…  захватывать мы не умеем...  брать свое мы даже не умеем, потому что брать свое стыдно… Cтыдно заявить о себе, стыдно… У меня вот такой воин. Мы не то, чтобы чужое брать... мы и свое раздаем и даже свое не можем потребовать, вот так вот. Что-то загрустил он у меня, воин мой. За справедливость мы уже не боремся, поэтому ему совсем-совсем скучно, грустно.

Н: Грустно (утверждение).

К: Ну да.

Н: Ну хорошо, а когда боролся за справедливость, то была энергия? Было интересно? Да?

К: Ой, ну тогда он свою значимость чувствовал… Он верил, что он делает благое дело, хотя сейчас я понимаю, что не надо было сдаваться. Я защищала так, заступалась за всех... надо это было или нет. В общем, энергетически защищала людей и перетягивала на себя чужие проблемы. Ну и я в это верила по крайней мере, я так думала…

Н: Ну а почему же воин не защищает своего ребенка и кормильца?

К: (молчит).

Н: Когда воин защищал кого-то, боролся за справедливость, он чувствовал себя нужным?

К: Да, да, себя защищать я не умею, это правда, я всегда так говорила, что я сильная, я выдержу, а другим надо помогать. Ну, как-то так, в общем. Что было, то было. (вздыхает)

Н: Ну, хорошо, а если ты начнешь защищать ребенка и кормильца, то от чего ты их можешь защищать? Если ты воин света.

К: А он как-то: «А их нечего защищать».

Н: Как нечего?

К: Какой-то он странный у меня товарищ. Слушайте, а он как-то сам нацелен на всех вокруг, весь мир спасем, а сами мы обойдемся, перебьемся, скажем так. Но это моя политика, да, была всю жизнь, я себя всегда ставила, если не на самое последнее место, то вообще ни на какое, у меня все были впереди, кроме меня. Это так.

Н: А если ты начнешь защищать воина кормильца, что ты будешь чувствовать?

К: У меня даже в голову такое не приходит, он ошарашен.

Н: Ну, хорошо, посмотри сейчас на своего ребенка, на своего кормильца. Ребенок играет, исследует, путешествует что-то новое, он может куда-то залезть не туда.

К: Я не знаю, он стоит, смотрит на них вытаращенными глазами и как будто это вообще впервые… да… он вообще не понимает, а что их защищать-то?

Н: Что защищать… Хорошо, Катя, пусть сейчас внутренний ребенок расскажет воину свою историю о том, что он пережил в своей жизни и в каком состоянии он был.

К:: (долгое молчание).

Н: Какие у него были травмы? Где в это время был воин, почему он не чувствовал, что ребенка надо защищать от всяких травм и деструктивных сценариев, всяких сомнений.

К: Слушайте, такое идет как будто разделение такое.

Н: Какое?

К: Будто он за сферой, что ли.

Н: Кто он?

К: Воин.

Н: Воин за сферой? То есть, он не чувствует ребенка, не слышит его?

К: Нет, абсолютно.

Н: За сферой, давайте посмотрим, что это за сфера.

К: Я попросила ребенка рассказать все, и ребенок оказался внутри сферы, и эта сфера стала увеличиваться.

Н: Так.

К: Воин оказался за сферой. Вот он стоит со своим копьем, знаете, никуда и никак...   А вот эта сфера стала так расширяться, расширяться, расширяться, и воин стал отодвигаться. Он вообще как будто не на связи, он не чувствует, он не слышит, он не понимает, как будто они чужие абсолютно.

Н: Хорошо. Значит, давайте выясним его историю. Как получилось так, что он потерял связь со своими частями, со своей семьей? Когда это случилось? Почему он их не чувствует?

К: Не знаю.

Н: Есть за этим травма?

К: Какая-то есть.

Н: Что произошло? Был какой-то момент, когда он потерял эту связь, да?

К: Какое-то обрушение, разрыв сил.

Н: Хорошо, давайте притворимся быть до того, как все обрушилось. Просто притворитесь там быть, даже если никаких не приходит картинок, воспоминаний, просто смутные какие-то ощущения, до того, как все обрушилось, просто почувствуйте, как оно было.

К:: Ну, радостно было.

Н: Хорошо, то есть, была связь?

К: По поводу связи не знаю...

Н: Было чувство единства или чувство семьи или просто такое спокойное, гармоничное состояние?

К: Не знаю... Я вижу, как воин наблюдает за тем, как какой-то ребенок бегает, девочка бегает, по траве, за палочкой гоняется.

Н: Он ее видит, да?

К: Он ее видит и стоит как будто на страже, умиляется... он действительно ее хранит, наблюдает...

Н: Хорошо! И давайте сейчас пойдем дальше по времени в эту ситуацию, в момент обрушения, и почувствуем, что там произошло, как меняются Ваши ощущения.

К: Не знаю, больно внутри.

Н: Появляется боль, да?

К: Да, боль...

Н: Внутри это где? В сердце, в животе?

К: Под ребрами, вот так, под ребром.

Н: Там что-то сжимается?

К: Как будто копье...

Н: Как что?

К: В груди... да... это копье.

Н: Копье. Ага... и когда копье, то что хочет делать тело?

К: Ммм, замирает, зажимается.

Н: Замирает и сжимается.

К: Цепенеет.

Н: И какое-то решение принято в этот момент? Принимается ли какое-то решение в отношении себя или в отношении мира или в отношении ребенка? Что в голове?

К: Это так... никуда не лезть.

Н: Ага, никуда не лезь, хорошо, и что Вы чувствуете сейчас, какую эмоцию? Это страх или это боль? Или это удивление или гнев?

К: Это какая-то апатия в отношении к ребенку.

Н: Апатия.

К: Как будто он закрылся от него, от ребенка.

Н: Хорошо, давайте признаем инстинкты, кладем руку на живот и признаем, я признаю...

К: Он закрылся, чтобы не причинить вред ребенку, потому что он являлся объектом нападения, скажем так, и сделал это, чтобы ребенка защитить. Так вот, закрылся.

Н: То есть, это еще желание убежать от ребенка? Или как? «Закрыться»  это какой инстинкт? Убежать или спрятаться или что?

К: Наверное, спрятаться...

Н: Спрятаться. Хорошо, давайте признаем инстинкты: замирать, сжиматься и прятаться.

К: Я признаю... (признает).

Н: В чем разница между тем, чтобы прятаться, сжиматься и цепенеть и состоянием истинной безопасности?

К: Не знаю. (вздыхает)

Н: Ну и замечательно.

К: Странно... не знаю. Не знаю, я не могу найти ничего.

Н: Ну в чем разница? Чувствуется ли эта разница, для начала.

К: Вообще не чувствуется никак, я даже лбом пытаюсь что-то найти, определить и ничего не чувствуется и такое идет: для воина нет безопасности. Он воин и готов умереть.

Н: Ну, умирать-то тоже можно в разном состоянии.

К: Не знаю, нет этого чувства безопасности, он не знает. Он не понимает, что это такое. Есть просто готовность умирать, жертвовать собой.

Н: То есть, для него это жертва?

К: Жизнь — это жертвование собой, его назначение, скажем так.

Н:  Вот как (удивление). То есть, у нас есть ассоциация, что защищать равняется жертвовать?

К: Да. Это точно.

Н: Хорошо, давайте признаем эту ассоциацию и скажем: Я признаю ассоциацию «защищать равняется жертвовать» и то, что она помогала мне чувствовать себя в безопасности.

К: Я признаю свою ассоциацию… (повторяет).

Н: Я признаю разницу между ассоциацией «защита равняется жертва» и истинной защитой.

К: (повторяет).

Н: В чем разница между тем, чтобы защищать как жертва (жертвовать) и истинной защитой?

К: Не знаю… но мне больно, вот здесь вот, в груди.

Н: Есть там какая-то боль в груди?

К: Боль в груди.

Н: Хорошо, давайте посмотрим на эту боль в груди, какого она цвета? Каким бы цветом Вы ее нарисовали?

К: Черным… черно-синем.

Н: Черно-синем, а на ощупь она какая?

К: Она твердая, как... боеголовки. Как бомбы.

Н: Как бомбы.

К: Основа металлическая.

Н: Могу ли я поговорить с ней?

К: Ага.

Н: Что ты делаешь в груди Екатерины?

К: Живу, сижу.

Н: Как давно живешь?

К: Давно, очень давно.

Н: Как попала в ее грудь? Ты помнишь свою историю?

К: Нет, не помню тоже, ну очень давно как-то попала, во время войны.

Н: Во время войны. Хорошо, в войну, Что чувствуешь, когда живешь в ее груди? Как тебе, комфортно?

К: Радость.

Н: Радость. То есть, тебе комфортно?

К: Да, мне нравится, все устраивает.

Н: И что тебе хочется делать, когда ты живешь в ней и тебе радостно?

К: Причинять боль… разрывать.

Н: И когда ты причиняешь боль и разрываешь, ты чувствуешь радость?

К: Да, мне комфортно.

Н: Чувствовать радость от причинения боли это твое истинное предназначение? Или когда-то ты была другой энергией?

К: Наверное, когда-то была другой энергией.

Н: Кто назначил тебе эту функцию, причинять боль?

К: Она сама.

Н: Она сама это кто?

К: Это я.

Н: Катя?

К: Да.

Н: А-а, это Екатерина назначила тебе, как энергии, такую функцию, да? Хорошо, тогда я задаю вопрос: была какая-то травма, когда вот это произошло, назначение этой функции, была травма?

К: Да, наверно была.

Н: Хорошо, сколько поколений или воплощений назад мы должны пройти, чтобы найти ту личность, которая…или это было в этом воплощении?

К: Нет, это давно, в прошлом, это какое-то воплощение другое, какая-то война, гражданская война, взрыв, с Наполеоном, что ли война, тогда не было бомб, не знаю.

Н: Ядра были.

К: Ну, это такая мина, такая бомба с хвостом.

Н: Ну, не важно.

К: Нет, нет, не с Наполеоном, гражданская война.

Н: Окей. Давайте пройдем в тот момент, когда эта бомба попала или когда была создана эта бомба из своей энергии, там что-то происходило? Притворитесь сейчас этой личностью, посмотрите на свои ноги: женщина Вы или мужчина?

К: Мужские. Мужчина я.

Н: И что Вы сейчас чувствуете? Когда Вы притворяетесь этим мужчиной.

К: Мне больно вот тут вот, в груди, мне больно. Как будто мне кто-то штыком всадил, прям в грудь, штык.

Н: И это физическая боль, да?

К: Да, это физическая боль.

Н: И эмоция какая при этом?

К: Никакой.

Н: Все занято ощущением тела, все сознание, да, болью?

К: Да, да, все сознание и тело в этом штыке.

Н: И что в голове происходит в этот момент?

К: Ничего.

Н: Тоже ничего, пустота?

К: Пустота.

Н: И когда есть боль в теле, то что хочет делать тело? Оно замирает? Оно сжимается? Хочет драться? Что?

К: Нет, оно замирает, оно замирает.

Н: Замирает.

К: Штык прям в самое сердце попал.

Н: Хорошо, давайте признаем этот инстинкт: «Я признаю свою боль и инстинкт замирать».

К: Я признаю свою боль и инстинкт замирать.

Н: Я признаю, что замирание помогает мне чувствовать себя в безопасности.

К: Я признаю, что замирание помогает мне чувствовать себя в безопасности.

Н: Я признаю разницу между замиранием…

К: Я признаю разницу между замиранием…

Н: …болью…

К: …болью…

Н: …и истинной безопасностью.

К: …и истинной безопасностью.

Н: Хорошо. Что помогло бы чувствовать себя в безопасности?

К: Наверное... создание поля, защитного поля вокруг себя, энергетического поля. Энергосферы вокруг тела.

Н: Защитного поля, отлично. И что помогло бы создать защитное поле?

К: Эту энергосферу он отдал ребенку, внутреннему.

Н: Понятно. Что помогло бы ему расширить эту сферу на всю семью? То есть, он защитил ребенка за счет себя?

К: Да, он отдал свою энергосферу ребенку.

Н: Что помогло бы ему создать такую энергосферу, которая защищала бы все части, включая и его самого? И тогда бы его задачей было бы создавать и поддерживать эту общую энергосферу защищающую.

К: Недостаточно было энергии.

Н: Что помогло бы Вам сейчас получить достаточно энергии на это? Сейчас мы можем же это сделать.

К: Да, собрать всю энергию и связь со всеми своими внутренними аспектами, вообще со всеми, собраться.

Н: Давайте сейчас это сделаем. Собираем все в целостность, подключаемся ко всем аспектам, включая Высший аспект и ко всем свои предкам с их ресурсами и потомкам, и все вместе создаем эту защитную энергосферу.

Просто пригласите сейчас их Присутствие, заявите, что Вы подключаетесь и чувствуйте это Присутствие. Что это присутствие сейчас излучает для Вас?

К: (долгое молчание)

Н: Итак, мы собираем все ресурсы, энергию для создания единой, защитной, огромной энергосферы. И наблюдайте, что происходит. И когда мы обращаемся к Высшему «Я», то оно перераспределяет энергию. Идет процесс?

К: Ну, честно, я не могу понять, я чувствую мощь энергетическую… но я их не чувствую.

Н: Кого не чувствуете?

К: Не вижу, скажем так.

Н: Ну и не надо видеть, Вам надо чувствовать, что происходит сейчас с энергией и с энергосферой.

К: (вздыхает)

Н: Вы чувствуете Присутствие?

К: Да, что-то такое чувствую, но у меня вот эта боль, опять боль в груди, она меня…

Н: Мы сейчас ставим эту ситуацию на паузу. Как в фильмах время замедляется или время останавливается, образуется пауза. Мы сейчас в этой паузе делаем эту работу.

К: М, интересно. Вокруг меня образовалась сфера. Она такая не круглая, а вытянутая, как яйцевидная, по ощущениям… Чувствую или вижу…

Н: Ощущения это самое ценное.

К: Вижу скорее, скорее вижу. Кожей чувствую на уровне знания, что мощное поле.

Н: И какая частота у этого поля, что это поле излучает?

К: Мощь огромная, но вибрация... высокая вибрация.

Н: Высокая. Там есть любовь?

К: Я не чувствую сейчас любви особой, не чувствую.

Н: Имеется в виду здесь не любовь-нежность, а любовь, как это говорится, за которой стоит истина Вселенной. Эта защита какого уровня? Потому что за защитой может стоять гнев и ярость, за защитой может стоять боль, а вот за Вашей сферой что стоит, что является основой ее защиты, какая истина или какое состояние?

К: Если честно, я не могу сейчас этого почувствовать до конца, правда.

Н: Давайте я дам Вам время, чувствуйте.

К: Пытаюсь прощупать, но мне это очень сложно, тут  еще вот эти все мои прошлые... накладываются… У нас же с самого начала стояло доверие всем этим аспектам... и у меня какое-то замирание внутреннее.

Н: Ну вот, что Вы бы хотели, чтобы стояло за Вашей защитой, какая истина?

К: Только любовь.

Н: Любовь. Любовь не как «сюси-пуси», да?

К: Нет, нет, нет.

Н: А любовь, как основа творения, да?

К: Да, да, всеобъемлющая любовь.

Н: Как истина.

К: Да.

Н: И сейчас начните чувствовать это.

К: Она какая-то... что-то такое безэмоциональное.

Н: Пусть будет безэмоциональная, пусть это будет над эмоциями, уже за пределами эмоций.

К: Да, хорошо, я хочу это почувствовать сердцем, а сердце болит. Опять сердце, в каком-то как каркасе, что ли.

Н: Хорошо, кого я сейчас могу попросить, чтобы для Вас это было комфортно, может быть, какого-то предка? Я приглашаю сейчас какого-то Вашего предка или какую-то личность Вашей души, какое-то из воплощений Вашей души, которая обладала целительными качествами, сейчас вынуть меч и исцелить эту рану. А Вы чувствуйте, что этот меч, это просто энергия. Станьте сейчас этой энергией, этой саблей или этим мечом и начните течь, как энергия. Давайте сделаем его энергетически жидким.

К: (вздыхает) Легче становится, да…

Н: И теперь давайте будем залечивать эту рану. Почувствуйте, что там, где сабля якобы разрезала клетки, на самом деле на тонком плане все равно сохраняется целостность, шаблон. Сейчас мы приглашаем свои клетки физические восстановиться под этот целостный шаблон, то есть мы как бы накладываем этот шаблон целостный на клетки и почувствуйте, как они начинают срастаться и восстанавливаться по этому шаблону. Начинают течь по этому шаблону…

К: Да, да, да.

Н: …целостности и восстанавливаться, то есть исцеляться. А исцеление это восстановление целостности, всех взаимосвязей, единства.

К: (соглашается).

Н: (спустя время) Залечилась боль?

К: Да, почти, почти.

Н: И сейчас почувствуйте, что Вы здесь и Вы на других уровнях, других измерениях это та же самая Вы. То есть, Высшее «Я» или там наставники это Вы в других измерениях, плотностях и т. д., это Ваше продолжение там дальше. И что Вы точно так же один организм, одна ткань, одно тело и, если между вами тоже был какой-то разрез какой-то саблей восстановите сейчас, исцелите эту ткань между клетками на всех Ваших уровнях.

К: Да…

Н: Когда эта связь прервана или разрезана, тогда начинает сознание блуждать в иллюзиях, что есть какая-то, по отношению к ней, внешняя сила или внешний учитель, наставник или кто-то, который ее заставляет... Это все создает иллюзии в сознании, потому что прервана связь с самой собой.

К: Да, так и было.

Н: Вот мы сейчас и восстанавливаем ее. И сейчас Вы целостная настолько, насколько Вы сейчас соединились  сама с собой. Начните чувствовать или создавать это защитное поле на всю Вашу семью из частоты вибрации истины, которую Вы понимаете, как «Любовь», то есть «Истина» «Любовь», вибрации любви, как истины.

К: Поле возникает, но почему-то сверху вижу какой-то разрыв.

Н: Разрыв, да?

К: Да, сверху есть разрыв.

Н: В этом поле разрыв есть?

К: Да, сверху, у меня над головой, будто мечом так разрезана сфера.

Н: Хорошо. И что в этом разрезе, там пустота?

К: Да.

Н: И чем бы Вы хотели заполнить эту пустоту?

К: Светом.

Н: И этот свет несет какую вибрацию?

К: Только любовь.

Н: Любовь. Окей.

К: Только любовь.

Н: Хорошо. И сейчас вы всей командой начинаете исцелять этот разрыв, любовью, любовью Источника, любовью  божественной, любовью того, что держит все Существования, как закон, как главный закон.

К: (вздыхает)

Н: И  у нас была ассоциация, что «защищать равняется жертвовать», и мы признали разницу между этой ассоциацией и истинной защитой, и тогда истинная защита равняется чему? Истинная защита равняется любви?

К: Да… любви…

Н: Любовь равняется истинной безопасности?

К: Да… любовь.

Н: То есть, все, что будет проходить ниже вибрации истинной любви, будет либо отскакивать, либо растворяться и превращаться в любовь, да?

К: Да. И в моей жизни и на высоких вибрациях вот это и происходило.

Н: Отлично. Теперь мы это будем делать осознанно и в более мощном варианте. Сейчас если мы вернемся к воину, который у нас…

К: Стоял за сферой, он отстраненно видел…

Н: …Стоял за сферой, да, вот как сейчас?

К: Он видит ребенка, по крайней мере, он на него смотрит, сейчас я посмотрю… он с умилением смотрит на ребенка, также, как и тогда, до травмы.

Н: Да, я понимаю. У нас сейчас сфера расширилась и на воина тоже?

К: Сейчас… как-то так ребенок…

Н: Чтобы он ее создавал не снаружи…

К: Да.

Н: …а внутри, изнутри.

К: Да, ребенок был в этой большой сфере, а теперь эта сфера там внутри уменьшается, новый круг воина… воин создает сферу и снаружи, которая закрывает все, пусть она еще не такая мощная, как вот ребенок, ребенок, конечно, мощно защищен был, все, все, что было, он отдал, конечно… воин.

Н: То есть, сейчас это гармонизируется, да? И сфера становится общей.

К: Потихоньку, да, очень медленно.

Н: Давайте спросим у воина: «Сейчас, когда твоя задача сохранять вибрацию любви и поддерживать эту сферу, как защиту, чувствуешь ли ты себя нужным?».

К: Ну да… и появился…

Н: Что появился?

К: Смысл жизни появился.

Н: Появился смысл жизни. Хорошо.

К: Интерес.

Н: У нас завершилось время. Вы можете эту работу сейчас самостоятельно доделать, побыть в этом?

К: Да, хорошо, спасибо.

 

Сессию провела Наталья Усачева

Комментарии
Чтобы написать комментарий пройдите регистрацию или авторизуйтесь если Вы уже зарегистрированы